Общее·количество·просмотров·страницы

пятница, 12 июля 2013 г.

Марк Твен в Крыму


15 декабря 1866 г. молодой американский журналист Сэмюэл Л. Клеменс на туристическом пароходе «Квакер Сити» отправился в кругосветное плавание в качестве специального корреспондента газеты «Дейли Альфа Калифорния». Туристы должны были посетить ряд стран: Францию, Италию, Грецию, Палестину, Россию. Всего за время путешествия в редакцию поступило около 60 корреспонденций с отчетом о плавании, а в 1869 г. они были опубликованы отдельной книгой — «Простаки за границей, или Путь новых паломников», вышедшей под псевдонимом Марк Твен.
В России эта книга впервые была издана в конце 80-х годов прошлого века с сокращением глав, касающихся посещения «паломниками» самой России, хотя американские туристы оставили определенный след в истории страны.
Дело в том, что Александр II, бывший в то время со своей семьей в царской резиденции в Ливадии, согласился принять путешественников. Американцев  интересовал легендарный Севастополь в связи с только что закончившейся Восточной (Крымской) войной 1853-56гг. Все эти годы с газетных полос всего мира не сходили репортажи с мест боевых действий, большая часть которых разворачивалась именно здесь. Нужно ли говорить, что и прибывший в севастопольский порт американский пароход стал тогда для севастопольцев целым событием. Еще бы! В Америке в те поры из наших соотечественников мало кто бывал, и на американцев крайне любопытно было посмотреть. Специально посланный губернатором офицер Черноморского флота приветствовал гостей на борту «Квакер Сити», после чего радушно пригласил их чувствовать себя на крымском берегу как у себя дома. Гостям показали город, а вернее то, что от него осталось после долгой и крайне разрушительной для него осады…
" Помпея сохранилась куда лучше Севастополя. В какую сторону ни глянь, всюду развалины, одни только развалины! Разрушенные дома, обвалившиеся стены, груды обломков — полное разорение.
Трудно представить себе более ужасное, более полное разрушение. Дома здесь были сооружены на совесть, сложены из камня, но пушечные ядра били по ним снова и снова, срывали крыши, разрубали стены сверху донизу, и теперь на полмили здесь тянутся одни разбитые печные трубы.
Даже угадать невозможно, как выглядели эти дома. У самых больших зданий снесены углы, колонны расколоты пополам, карнизы разбиты вдребезги, в стенах зияют дыры. Иные из них такие круглые и аккуратные, словно их просверлили дрелью. Другие пробиты насквозь, и в стене остался такой ровный, гладкий и четкий след, словно его нарочно шлифовали.
Тут и там ядра застряли в стенах, и ржавые следы сочатся из—под них, оставляя на камне теплую дорожку!
На этом страшном поле брани, где с таким неистовством бушевала смерть, теперь все спокойно — ни звука, ни живой души, кругом безлюдно, безмолвно, на всем печать запустения".  Марк Твен

Комментариев нет:

Отправить комментарий