Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 27 июня 2013 г.

Объединеный подпольный отряд А. С. Дусенко


Отряд Дусенко действовал во многих селах Буденновского (Новоазовского) района, в селах Тельмановского района, имел связь с Мариуполем (группы Шипицына, Ревы, Гнилицкого, Колесовой), Сталино, Ростовом, Таганрогом, Ейском. 28 участников отряда из 64 расстреляно 20 июня 1943 года в Безыменной балке, 13 человек – 22 июля 1943 года в Мариуполе, на Агробазе вместе с подпольщиками групп Штанько, Шипицына, Петрова.
 Оставшись в живых, позднее погибли на фронте: Василий Величко под Мелитополем и поэт-подпольщик Иван Найденов похоронен в братской могиле (1200 человек) на хуторе Веселом Днепропетровской области. В живых осталось 19 подпольщиков, из них 13 активных участников отряда: руководитель Антон Дусенко, Иван Винокуров, Антонина Винокурова, Денис Гой, Евгений Тупица, Яков Андриенко, Яков Щуренко, Павел Виниченко, Григорий Зименко, Иван Вруцкий, Илья Хримли, Дмитрий Толкачев, Даниил Аксельрод.
 Первоначально подпольные группы сел Решетилово, Первомайского, Павлополя, Качкары, как уже было указано выше, действовали отдельно.
 1 мая 1942 года в 2 часа ночи комитет решетиловской подпольной группы Дусенко провел митинг, который открыл подпольщик, местный поэт Иван Найденов. Речь свою Иван закончил словами: «Да здравствует свободная Родина! Смерть немецким захватчикам!».
 Сборы подпольной группы села Павлополь проходили в пещере скалистого берега реки Кальмиус, которую местные жители называли «Хата гайдамацкая». Вход туда был узкий, сверху отверстие. Там никто не жил. В Павлопольской степи находились шахты, на которых работали участники группы – молодые ребята: Кононов Николай и Кононов Алексей и другие. На шахтах доставали тол.
 Но общая цель – борьба с оккупантами, а также близость территории, знакомство большинства участников подполья, необходимость объединения усилий для повышения эффективности борьбы привели подпольщиков к пониманию того, что необходимо объединяться.
 Впервые такую задачу поставил Антон Дусенко перед собравшимися 8-ю подпольщиками в апреле 1942 года на конспиративной квартире Корнея Задои, где собрались руководители групп сёл района: Решетилово (Антон Дусенко, жил там), Павлополь (руководитель группы - Иван Харлампиевич Гой), Первомайское (руководитель группы - Порфирий Антонович Величко), Малые Качкары – (руководитель группы - Александр Иванович Павлов).
 Антон Дусенко обратился к собравшимся с речью: «Товарищи! Сегодня фактически собрался комитет, который будет руководить партизанским отрядом. Перед каждым из нас стоит задача – организовать партизанский отряд, так как Красная Армия уже не отходит, фронт стабилизировался. Мы должны наметить план действия. Сейчас мы пока выступать не будем против немецких войск, но мы должны организовать побольше людей. Когда будет следующее собрание, мы вам сообщим. Связным будет Мельник Василий».
 Было принято решение - объединить силы, создать объединенный отряд во главе с Антоном Дусенко, заместителем руководителя объединенного отряда был избран Иван Гой.
 На собрании подпольщиков, которое состоялось в июне 1942 года в школьном саду в селе Решетилово, присутствовало до 13 человек. Вновь к собравшимся обратился Дусенко:
 «Наша задача, товарищи, теперь состоит в приобретении оружия. Каждый из нас обязан принять меры к тому, чтобы достать оружие. Красная Армия к нам еще не продвигается, но мы должны готовиться к выступлению. Как нам в дальнейшем действовать, мы скажем».
 Летом 1942 года на конспиративной квартире Евдокии Матвеевны Коломийцевой состоялось нелегальное заседание руководящего комитета с участием представителей подпольных групп сел.
 Тупица Евгений в письме сообщает о связях с другими группами отряда Дусенко: "...Я был связным с группой Гоя И.Х. в селе Павлополь, знал только его, и с группой Величко из села Первомайское. Носил листовки и пакеты, которые давал мне Дусенко".
 На совещании в конспиративной квартире Коломийцевой летом 1942 года было решено привлечь к подпольной работе директора Хрещатицкой МТС Евгения Савввича Вруцкого, брат которого уже был участником отряда. Привлечение Вруцкого расширило бы возможности подпольщиков. Эту операцию провел лично Дусенко.
 Антон Степанович зашел в кабинет Вруцкого в конце июля 1942 года, вынул из-за пояса под рубашкой два пистолета (всегда ходил с ними) и сказал: «Ни с места, руки вверх! Я оставлен партией для организации подполья. И я его уже организовал. И теперь подпольщики требуют от Вас содействия в работе. Если у Вас в душе осталось хоть чуточку советского, то поклянитесь, что мешать действиям подполья не будете и не донесете немецкой полиции. У нас уже имеется достаточно оружия для того, чтобы мстить всем предателям и изменникам». Вруцкий и не возражал, а сам готов был вступить в отряд. Дусенко предложил Вруцкому написать клятву. Продиктовал ему текст: «Я гражданин Вруцкий Евгений Саввич вступаю в партизанский отряд и обязуюсь выполнять все даваемые мне задания. Клянусь держать в строжайшей тайне все, что мне будет известно о действиях партизанской группы и в случае, если придется с заданием, которое будет стоить мне жизни, я не испугаюсь, а выполню его». Эту присягу Дусенко забрал с собой. Вруцкий спросил: «Кто же входит в подпольную группу?» Дусенко ответил: «Входит много человек, истинных патриотов. Командиром являюсь я, моим заместителем – Найденов Иван Яковлевич, начальником штаба – Гой Денис Артемьевич. Входят в группу Ваш брат Иван и его друг Федор Месяц».
 С той поры Е.С.Вруцкий выполнял задания подпольщиков. Дусенко поручил Вруцкому оставить в резерве 10 тонн зерна, чтобы раздавать нуждающимся. Вруцкий это сделал. Зерно жителям раздавал сам Дусенко как кладовщик.
 Вруцкий отправлял в командировку подпольщиков туда, куда им надо было для выполнения заданий Дусенко, например, командировал Илью Хримли в Таганрог, в Ростов для встречи с местными подпольщиками и выполнения совместного задания – взрыва моста через Дон Ростов-Батайск. По заданию Дусенко выкупил у коменданта концлагеря Мариуполя 6 военнопленных, среди них будущих подпольщиков: Федора Малугина, Дмитрия Толкачева, Ивана Найденова. Позднее в объединенный отряд вольется группа подпольщиков села Качкары, возглавляемая комбайнером Александром Ивановичем Павловым. Часто собирались в доме члена комитета отряда Корнея Задоя Дусенко, Найденов, Андриенко, Гой, Месяц.
 Летом 1942 года отряд Дусенко установил связь с мариупольской группой Шипицына через пятерку Пахмурного и Воробьева, с буденновской группой Болдырева через Якова Щуренко и Емельяна Кириченко, со Сталино.
 Связными с группой Шипицына стали Яков Андриенко, Иван Роянов, Иван Найденов, Евгений Тупица, Дмитрий Толкачев. Они связывались с группой Шипицына через связных Клавдию Лисун, Андрея Пахмурного, Павла Воробьева, Нину Щепакину, с группой Ревы через Анну Сугоренко и Федора Долиненко, а с группой Колесовой через Настю Ломакину.
 В марте 1943 года связная Анастасия Ломакина по поручению своего руководителя Марии Колесовой ходила в село Решетилово с письмом от связной Рояновой (там проживали родственники Рояновой) под видом менялыщицы. Местный полицай, верно служивший оккупантам, заметив новую девушку, решил ее арестовать и отправить в Буденновку. Одна из женщин села не побоялась уговорить полицейского не делать этого, убеждая его в том, что это ее хорошая знакомая, а в Буденновке девушку могут расстрелять ни за что. Полицейский нехотя отпустил Настю.
 Лично Антон Дусенко неоднократно участвовал в нелегальных заседаниях городского комитета – расширенного заседания комитета группы Шипицына. Дусенко не раз бывал на квартире у Андрея Пахмурного на совещаниях «пятерки». Совещание проходило под видом именин. Там обговаривали совместные дела, получали задания, передавали разведданные. С Пахмурным Дусенко познакомила Надежда Цыписова возможно Ципишева (в группе Штанько был подпольщик Ципишев, может быть, это его жена или дочь). Во время пребывания в Мариуполе Дусенко жил в доме 19 по улице Комсомольской у двоюродного брата Евдокии Упыр – Григория Иванца. 
 Мешкова (Золотарева) Надежда из колхоза «Шлях Ильича» с 10 марта 1943 года по 23 мая 1943 года проживала на квартире у Пахмурного, прячась от угона в Германию (с ней там жили Клава Усова и Катя Куликова). Надежда выполняла поручения Пахмурного: не раз ходила на связь в Решетилово к Дусенко. У работницы колхоза «Шлях Ильича», подпольщицы Анастасии Сергеевны Мешковой во время арестов в марте-апреле 1943 года в Решетилово прятались связные отряда Дусенко: Евгений Тупица, Федор Малугин, Дмитрий Толкачев.
 Отряд Дусенко был связан с группой Сергея Кузютина, который имел связи с Ейском и Ростовом. Хримли по заданию Дусенко был направлен в Сопино механиком для организации двух переправок связных в Ейск. Одна прошла успешно, вторую задержали уже в море. Моряк – молодой парень - разведчик из Ростова, присланный Кузютиным, никого не выдал, хотя его дважды приводили в мастерские и он мог опознать и выдать механика Хримли, организовавшего его переправку. В Сопино к Хримли приезжал связной от Дусенко - Григорий Иванович Сенченко.
 В группе Шипицына все ее участники принимали и подписывали присяги, по примеру шипицынцев подпольщики Дусенко так же давали присяги. Дусенко дал задание Евгению Тупице собрать их в своем отряде. Пахмурная (группа Шипицына) вспоминает: «У нас на квартире принимал присягу Андриенко из отряда Дусенко». Яков Платонович Андриенко был связным отряда с группой.
 В сентябре 1942 года снова в школьном саду состоялось очередное собрание подпольщиков. В начале собрания Дусенко поинтересовался у Евгении Тупицы, которому было поручено собрать присяги с членов организации, все ли подпольщики приняли присяги?
 Выяснили, что отказался подписать присягу один член организации – Иван Лапин (фамилия изменена). Дусенко сказал:
 «Ну, хорошо, я потом буду сам разговаривать с неподписавшим». Забрал присяги у Тупицы и предал их на хранение Корнею Даниловичу Задою, который спрятал присяги участников отряда в помещении МТС, под крышей. На этом собрании Дусенко еще раз подчеркнул важность сбора оружия. Дусенко сказал Корнею Задое: «Отказавшегося подписать присягу необходимо отсеять от партизанской группы как неустойчивого элемента». Вскоре Лапин сам отошел от работы в отряде, добровольно поступил в полицию, но о решетиловских подпольщиках пока молчал, боялся мести подпольщиков, да и неизвестно ему было, как поведут себя фашисты, если узнают, что он полгода был в партизанах.
 В ноябре 1942 года состоялось заседание комитета отряда на конспиративной квартире Евдокии Коломийцевой. Присутствовало 15 подпольщиков. Вел заседание Дусенко. Он поставил задачу достать документы двум членам группы – Василию Мельнику и Ивану Тупице, брату Евгения, с целью перехода линии фронта и налаживанию связи с командованием Красной Армии. Связь с армией нужна для того, чтобы организовать поставку оружия в тыл для предстоящих боев с врагом. Здесь же Дусенко сообщил, что им уже послан человек для установления связи с армией. Подпольщикам было дано задание найти радиоприемник, чтобы принимать самим сводки Совинформбюро, до этого сводки передавались в отряд Дусенко из Мариуполя или Буденновки. Подпольщик отряда Хримли, работавший механиком в Греко-Александровской МТС, помог оформить документы Василию Мельнику на имя Афанасия Михайловича Хримли. Зимой 1942 года по заданию центра Илья Хримли участвует в операции ростовчан по взрыву понтонного моста через Дон, соединявший Ростов и Батайск. Немецкая переправа прекратила работу на 10 дней. Хримли не раз выполнял задания по доставке людей в назначенные места: на станцию Прохладную, в колхоз имени Розы Люксембург, где группа наших разведчиков в посадке ожидала проводников для переброски в Ейск через Азовское море (через Сопино). В Сопино ему оказывал помощь Николай Александрович Чайка.
 По заданию группы Иван Роянов, Евгений Тупица, Кузьма Филичкин, Иван Зименко и Николай Демченко поступили на службу в полицию. Они предупреждали молодежь сел о предстоящей отправке в Германию, предупреждали жителей сел об угоне скота, собирали разведсведения, доставали оружие, боеприпасы. Медикаменты, перевязочный материал, который отдавали на хранение акушерке, члену отряда Евдокии Упыр. Организовали обучение членов отряда военному мастерству и тактике.
 Когда оккупанты в результате успешного зимнего наступления войск Южного и Юго-Западного фронтов первый раз готовились к эвакуации из Буденновки и Мариуполя в феврале 1943 года, перед уходом решили уничтожить всех стоящих у них на учете коммунистов, которые не были еще расстреляны и проживали в оккупации, регулярно отмечаясь в полиции. Подпольщики, работавшие в полиции Мариуполя и Буденновки своевременно предупредили своих руководителей о готовящихся арестах и расстрелах коммунистов сел и города. Многих успели предупредить подпольщики, люди смогли уйти и остались живы.
 Директору Хрещатицкой МТС Евгению Вруцкому начальник полиции поручил арестовать и отправить в полицию всех коммунистов и военнопленных, работавших в МТС. Но этого поручения Вруцкий выполнить не мог. По этому вопросу специально заседал руководящий комитет подпольного отряда, было решено тайно отправить на автомашине Вруцкого в Сталино, на конспиративную квартиру. Задание это поручили Фёдору Малугину, оно было выполнено. Через время из Сталино в Мариуполь Вруцкий был отправлен на автомашине, спрятанным в шкафу. По дороге Вруцкого арестовала полиция. Он объяснил своё бегство из села тем, что побоялся арестовывать жителей села. Так как у оккупационных властей пользовался доверием (в 1942 году Фридрих Шмидт подарил Вруцкому курительную трубку с надписью), Вруцкий был отпущен. Никто из подпольщиков в связи с этим случаем не был арестован.
 Подпольщики отряда Дусенко вели разъяснительную работу среди односельчан, приобретали и прятали оружие, боеприпасы – вели подготовку к вооруженному выступлению перед приходом Красной Армии
 Евгений Тупица вспоминал, что квартира Корнея Задоя была конспиративной, явочной, сюда приходили связные из Буденновки.
 У Корнея Задои часто собирался комитет. Сходились по одному. Сходки делали в неблагоприятную погоду – в дождь или снегопад. На углах ближайших улиц выставляли дозор - двух или трех парней. В комнатах не курили, соблюдали чистоту, улик старались не оставлять, если вдруг нагрянут полицаи или жандармы. На стол выставлялся бутыль с самогоном, но никто не пил. Как вспоминает жена Корнея, подпольщики все говорили и говорили, писали какие-то бумаги, но никогда их не оставляли после себя.
 Василий Мельник, Матвей Феличкин вместе с Федором Месяцем, Александром Лагоненским, Иваном Подтынным и Марией Колбасиной разминировали шариковые мины, установленные немцами на берегу моря, где обычно высаживались разведчики в районе между Широкино и Безымянное. Немцы сбились с ног, разыскивая тех, кто это сделал, но так никого и не нашли.
 В селах Буденновского района размещали освобожденных из концлагеря военнопленных, выдавая им фиктивные справки. Некоторые из них становились подпольщиками, как Малугин, Верещагин, братья – узбеки Ольджа. Некоторых вновь находили жандармы во время повальных облав и снова направляли в концлагерь.
 Подпольщики отряда Дусенко умело готовили и проводили диверсии. Две тысячи голов крупного рогатого скота, подлежащих вывозу в Германию, заразили сапом и другими заболеваниями путём прививок (эту акцию провели при помощи участника мариупольской группы Шипицына, работника горуправы Евгения Мороза), сожгли склад с зерном в Решетилово, две автомашины в селе Приморское, взяли кассу оккупантов, подожгли амбар с немецким оружием. Вынашивали планы – убить старосту села, но не удалось. Выкрали линейку бургомистра Решетилово, переправили ее в Павлополь к Василию Ткачеву с заданием уничтожить. Тот повозку утопил в речке, а лошадей пожалел, выпустил в степь.
 По заданию Дусенко подпольщики Илья Хримли, Василий Мельник и Григорий Зименко под видом командированных механизаторов на уборочную страду выезжали в село Верхние Садки Тельмановского района, где совершали диверсии: выводили из строя трактора и комбайны, сливали горючее, вели пропаганду среди рабочих - вредили оккупантам как могли.
 Василий Мельник застрелил полицейского, пытавшегося арестовать их с Тупицей, когда они поздно вечером возвращались с задания.
 Многие работники Хрещатицкой МТС являлись активными участниками отряда Дусенко.
 Подпольщики отряда, действие которых распространилось на все села и хутора Буденновского и Тельмановского районов, совместно с мариупольскими и буденновскими подпольщиками нанесли оккупантам ощутимый урон:
 - изготовлено и расклеено 1300 листовок,
 - спасено от угона в Германию 450 человек в Буденновском районе,
 - спасли из концлагеря 320 военнопленных,
 - уничтожили 2 тысячи голов крупного рогатого скота, подлежащего вывозу в Германию,
 - организованно обеспечили переход через линию фронта 45-ти человек,
 - вывели из строя 18 автомашин, 13 комбайнов (работало 6), 7 молотилок (работало 4), 6 тракторов (работало14),
 - группа Гоя И.Х. совместно с подпольщиками группы Болдырева и разведчиками Южного фронта пустила под откос эшелон под Волновахой,
 - перерезали 16 километров телефонных проводов, в т. ч. телефонный кабель линии Мариуполь – Буденновка – Таганрог,
 - разминировали берег моря в районах от Широкино до Безыменного для высадки разведчиков,
 - разбили рацию большой мощности, которая стояла на птицеферме хутора Лебедино,
 - сожгли склад с зерном, приготовленный к отправке в Волноваху, для последующей отправки в Германию, не дали вывезти оккупантам 150 тонн зерна,
 - уничтожили (отравили) 250 голов молодняка, отобранного у населения, предназначавшегося к вывозу в Германию,
 - угнали трактор с продуктами и передали их военнопленным,
 - уничтожили 16 оккупантов, из них 14 немецких и румынских офицеров.
 Эти данные привел в своем отчете Антон Дусенко, который хранится в ЦГАООУ. ф.62 Украинский Штаб Партизанского Движения, оп.2, д. 615.Отчет о работе партизанского отряда с. Красноармейское в тылу противника за период с октября 1941 года по 4 сентября 1943 года. Они подтверждены воспоминаниями оставшихся в живых решетиловских и буденновских подпольщиков, родственников подпольщиков.
 Отряд Дусенко попал в разработку зондербанды кадрового разведчика Отто Вербы - "Доктора Долла".
 Через 60 лет, но мы узнали правду об отряде Антона Дусенко, правду о нем, правду о его боевых товарищах, которые сражались с врагом как герои и как герои погибали за освобождение родной земли, за наше с вами будущее.
                                                                                Источник: Мариупольский Независимый Форум

Комментариев нет:

Отправить комментарий