Общее·количество·просмотров·страницы

суббота, 8 февраля 2014 г.

Александр Иванович Якубович (1792 - 1845)


- из дворян Черниговской губернии. Отец – роменский уездный предводитель дворянства (1832), ротмистр Иван Алексеевич; за отцом в Черниговской и Полтавской губерниях 1200 душ. Воспитывался дома (учителя Паро и Севастьяни) и в Московском университетском Благородном пансионе, где имя его было занесено на золотую доску.  Службу начал юнкером (21.8.1813) в л.-гв. Уланском полку, участник заграничных походов (1813-1814), портупей-юнкер (17.11.1814), корнет (20.12.1816). За участие в качестве секунданта в  дуэли  переведен на Кавказ в Нижегородский драгунский полк прапорщиком (20.1.1816).  
      Эта история началась осенью 1817 года: в четверной дуэли  светский лев  В.В. Шереметев стрелялся с А.П. Завадовским из-за прима-балерины Авдотьи Истоминой («Блистательна, полувоздушна,/Смычку волшебному послушна,/Толпою нимф окружена,/Стоит Истомина: она,…» Гл. 1 «Евгений Онегин»). Повод был настолько ничтожным, что не предполагал никакого серьезного исхода. Но так случилось, что Завадовский целил Василию Шереметьеву в ногу, а попал в живот. Несчастный кавалергард умер в страшных мучениях – от  подобной  раны через двадцать лет погибнет Пушкин….  Поединок между поссорившимися секундантами (Якубовичем и Грибоедовым)  был отложен. «Разобравшись в деле», император признал виновным покойного. Завадовского, принадлежащего к влиятельным придворным кругам, любимца Александра I, спасая от наказания, отпустили путешествовать за границу, Якубовича как подстрекателя – на Кавказ, участие Грибоедова было «высочайше оставлено без внимания», но и он, подальше от столичной молвы, был отправлен в самый незавидный уголок своей иностранной коллегии – секретарем русской миссии в Тегеран. Позже на дуэли между Якубовичем и Грибоедовым последний был ранен в левую ладонь и именно по этому ранению, по изуродованному на дуэли мизинцу его опознают через 10 лет (январь 1829) после трагической гибели от рук  толпы, подстрекаемой мусульманскими фанатиками в Тегеране.
      Прим. Говорят, будто Якубович воскликнул: «По крайней мере, играть перестанешь!» Грибоедов лишился одного пальца на руке, что не помешало ему по-прежнему отлично играть на «фортепианах» девятью пальцами.
    
     В действительнoсти же корнет Якубович,  имея  репутaцию петербургскoгo бретерa (зaядлoгo дуэлянтa, искaтеля пoвoдoв для кoнфликтoв,  гoтoвoгo дрaться из-зa пустякoв), «прoслaвился», как дуэлянт лишь этим эпизодом.  После дуэли генерал Ермолов отослал поручика Якубовича в Дагестан, где отряд, возглавляемый князем В. Мадатовым, покорял Казикумыкское ханство. Там за отличие в сражении  Якубович произведен в штабс-капитаны (1820), а позже награжден орденом Владимира 4 ст. с бантом (1823). Александр Якубович получил на Кавказе известность своими лихими набегами против горцев. Во время экспедиции на Кубань получил тяжелое ранение в голову, из-за этого впоследствии носил постоянно повязку. По ранению уволен в отпуск (14.6.1824) для операции в клинике  Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Вот описание примет Александра Якубовича, сделанное врачом: «рост 2 аршина 10 вершков, лицом смугл, глаза карие, большие, волосы на голове, бровях и бороде черные, бороду бреет, на лбу повыше правой брови имеет рану от пули с повреждением кости, на правой руке безымянный палец и мизинец не сгибаются, на правой руке ниже плеча имеет рану от пули навылет в спину повыше лопатки, на левой ноге в пахе имеет рану от пули навылет с повреждением кости, сухощав, плечист».
     За шесть с лишним лет пребывания на юге страны опальный Александр Якубович объездил Закавказье и Кубань, Дагестан, Кабарду и Карачай, хорошо узнал быт и обычаи горцев, на себе почувствовал их умение воевать. В ноябре 1825 г. газета «Северная пчела» поместила статью «Отрывки о Кавказе (из походных записок)», подписанную «А. Я.». В российской печати того времени это было одно из первых сочинений на кавказскую тему.  Лермонтов стал писать о Кавказе позже, пять лет спустя. Пушкин к тому времени написал поэму «Кавказский пленник», но южная сторана продолжала тревожить его воображение.  Из Михайловской ссылки поэт пишет Александру Бестужеву: «Кто написал о горцах в «Пчеле»? Вот поэзия! Не Якубович ли, герой моего воображения? Когда я вру с женщинами, я их уверяю, что я с ним разбойничал на Кавказе…  в нем много, в самом деле, романтизма…»
      Участник восстания на Сенатской площади Александр Якубович членом тайных обществ декабристов, вероятнее всего, не был. Находясь на лечении в С.-Петербурге сблизился с членами Северного общества декабристов и, участвуя в совещаниях руководителей на квартире К. Рылеева, вызвался убить императора Александра I. Итог военного выступления декабристов общеизвестен …  Александр Якубович, в числе других, арестован и заключен в Петропавловскую крепость и по высочайшему повелению «закован в железа». Предчувствуя тяжелые испытания, в прощальном письме к отцу он с горечью пишет: «Позабудьте навеки, что у вас был несчастный сын»…. Из Петропавловской крепости А. Якубович написал Николаю I письмо с критикой экономической политики  правительства империи.
    Осужден по I разряду «и  приговорен в каторжную работу вечно». Вскоре Александра Якубовича отправили  в кандалах в Сибирь. Места, где  шли ссыльные, были живописны, ландшафт природы Забайкалья удивлял и восхищал их. М Бестужев и Штейнгель вели путевые дневники. Бестужевы - Александр и Николай - составили особый словарь для объяснений с бурятами. Художники-декабристы Ивашев, Киреев, А.Муравьев и Якубович зарисовывали пейзажи и места днёвок. Хронология последующих событий в жизни А. Якубовича такова: срок сокращен до 20 лет, прибыл в Иркутск - 27.08.1826 г.; вскоре отправлен в Александровский винокуренный завод, а 06.10.1826 г. возвращен в Иркутск; далее были Благодатный рудник, Читинский острог, в сентябре 1830 года прибыл этапом в Петровский завод. В 1832 г. срок сокращен до 15 лет и до 13 – в 1835 г. По окончанию срока направлен  на поселение  в д. Большая Разводная Жилкинской  волости Иркутской губернии. По ходатайству разрешено перевестись в с. Назимово Анцыферовской волости Енисейской губернии (1841). Летом 1845 г. находился на золотых промыслах (золотопромышленная компания Базилевского и Малевинского открыла в северной Енисейской тайге два больших прииска, она, нуждаясь в дельном и честном управляющем, пригласила  Александра Якубовича).
   Актер П. Каратыгин так пишет об Александре Якубовиче: «Любили мы … слушать его любопытные рассказы о Кавказской жизни и молодецкой боевой удали. Эти рассказы были любимым его коньком; запас их у него был неистощим. Он вполне мог назваться Демосфеном военного красноречия. Действительно, дар слова у него был необыкновенный; речь его лилась, как быстрый поток, безостановочно; можно подумать, что он свои рассказы прежде приготовлял и выучивал их наизусть: каждое слово было на своем месте, и ни в одном он никогда не запинался».
    Александру Бестужеву его брат Николай, тоже находившийся в ссылке, писал: «Якубович, если его послушать и писать обо всем, что он припоминает, не кончит и до страшного суда романтических реляций о Кавказе, … Якубович велел сказать, что ему снится и видится Кавказ и ежели он живой выйдет на поселение, то хочет туда проситься». Но, не суждено  
     1845 год – год змеи. По календарю тем, кто родился в этот год свойственны романтичность, интеллект, красота и мудрость. В том далеком 1845 году умрут:
  ПЕСТЕЛЬ ИВАН БОРИСОВИЧ, отец казненного декабриста Павла Пестеля;
    РЕПНИН-ВОЛКОНСКИЙ НИКОЛАЙ ГРИГОРЬЕВИЧ, князь, бывший малороссийский генерал-губернатор, а затем член Государственного совета;
    ЯКУБОВИЧ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, дворянин, офицер и рыцарь Кавказа; демонический бретер и романтический герой юного Пушкина. Декабрист Кюхельбекер говорит об Александре Якубовиче: «Он был из первых в стае той орлиной, которой ведь и я принадлежал...» 
           Похоронен Александр Якубович в ограде Троицкой церкви города Енисейск.

Комментариев нет:

Отправить комментарий