Общее·количество·просмотров·страницы

суббота, 8 февраля 2014 г.

Петр Якубович


                                 "Проходите! Нам не по пути!
                                 Знать, таков порядок в этой жизни:
                                    У того, кто плачет об отчизне,
                                  Крест в груди, у вас же – на груди…»

   Петр  Якубович  в этом четверостишье смог очень точно и емко отразить суть своей жизни. Петр Филиппович родился  22 октября (3 ноября) 1860 года в небольшом  селе Исаеве Новгородской губернии, в мелкопоместной дворянской семье. Осенью 1883 года, когда весь Петербург хоронил великого Тургенева, по рукам ходила нелегальная листовка народовольцев: «Умер Тургенев – они его привлекают в свои жирные объятия и его торопятся отделить ревнивой стеной от всякой злобы дня, от русской молодежи, от ее идеалов, надежд и страданий, лицемерно преклоняясь перед ним, лицемерно захлебываясь от восторга, они силятся доказать, что он был художник-поэт и ничего больше…»
     Эти строчки написал 23-летний юноша Петр Якубович - революционер-народник, поэт, прозаик и переводчик. Одиннадцать лет провел в тюрьмах и на каторге.
     Воспитанный на семейных легендах о декабристах, юный Петя не знал, что  ему суждено носить такие же кандалы, как  его предку Александру Якубовичу. В 1882 году Петр Якубович окончил историко-филологический факультет Петербургского университета  и в тоже время  вступил в «Народную волю». Постоянно в движении, бледный, с горящими глазами, он с головой погрузился в работу: писал, печатал, агитировал, и так вплоть до ареста … Несмотря на то, что Петр Якубович  не участвовал в террористических актах и не пролил ни капли крови в 1887 году, после почти 3-летнего заключения в Петропавловской крепости, Якубович был приговорен к повешению (слово для власти всегда было и будет страшнее бомб). Позже виселицу заменили на  каторгу. Далее  этап в Сибирь, Карийская каторжная тюрьма, рудники. Только  в 1893 году с него сняли кандалы, а в сентябре 1895 года Якубович был переведен на поселение в Курган.
     В ссылке Якубович продолжает писать. Отдельные стихи и переводы попадали на волю и печатались под псевдонимами или анонимно. В 1895–1898 годах в народническом журнале «Русское богатство» была опубликована (под псевдонимом Л. Мельшин) автобиографическая повесть Петра Якубовича «В мире отверженных. Записки бывшего каторжника». Самая известная его книга - классика тюремного жанра в русской литературе.
  Александр Солженицын вспоминал, что, отправляясь к нему в Рязань в мае 1964 года, чтобы втайне прочитать рукопись романа «В круге первом», Александр Твардовский взял в дорогу именно эту книгу Якубовича.
   «В мире отверженных» - лучшее прозаическое произведение писателя - книга необычной судьбы, задуманная и написана на каторге и посвящена жизни уголовных и политических узников. Первый том был написан в Акатуе*, летом 1893 года, в редкие свободные часы, карандашом на листах махорочной бумаги. Рукопись решено было отправить конспиративно по почте в Петербург, однако посылка застряла на иркутской таможне. Через год до Петра Якубовича дошел слух о гибели рукописи. Поборов отчаяние, Якубович написал книгу вновь, и теперь ее доставила в Петербург (в 1894г.) врач Анна Николаевна Бек.
    Среди литературы, посвященной царской каторге второй половины 19 столетия, главным образом документальной, очерковой, этнографической, специальной ( Достоевский «Записки из мертвого дома», Чехов «Остров Сахалин» и др.), ни одна книга не вызвала такой оживленной полемики, как «В мире отверженных». Книга вызвала острые споры, далеко выходящие за пределы литературы. Ее обсуждали юристы, психиатры, врачи…
     «Певцом борьбы и гнева» назвал Якубовича Демьян Бедный, талант которого открыл и поддержал поэт-народоволец.
    «По моему глубокому убеждению, указывает Якубович,  не столько природа создает преступников, сколько сами современные общества, условия наших социальных, правовых, экономических, религиозных и кастовых отношений..." "Ненормальность социальных отношений" он считает главной причиной преступности. Якубович в отличие от Достоевского делает акцент не на психологических, а на социальных мотивах преступления.
     Начинает Петр Филиппович книгу так: «Много лет довелось мне прожить в мире отверженных, и прожить не в качестве постороннего наблюдателя, а непосредственно участвуя во всех мелочах их жизни, лежа рядом на тех же нарах, питаясь той же омерзительной баландой, работая ту же работу, деля отчасти и умственные и нравственные интересы. Часто поэтому подмывало меня и до сих пор не покидает желание передать свои впечатления бумаге, поведать о них свету».
     Далее писатель в очерковой форме "записок бывшего каторжника" обобщил большой и разнообразный материал своих тюремных впечатлений, сведя воедино повествование о множестве человеческих судеб, характеров и взаимоотношений … Перед читателем постепенно развертывается панорама "русского ада", как называл Чехов сибирскую каторгу и ссылку. Мы видим, как перед отправкой в Сибирь "шельмуются" люди  им бреют головы, заковывают в кандалы, потом их гонят по бесчисленным этапам. Подробно описываются дорожные тюрьмы, дикие нравы "кобылки", прибытие в рудник, первые впечатления и, наконец, тюремные будни с пожирающей скукой и годы изнуряющей работы с истязаниями, карцерами, столкновениями, побегами, трагедиями, смертями - и так до выхода на поселение тех, кто выжил.
      Книга раскрывает основной социальный конфликт: борьбу двух враждебных миров: мира "отверженных" с миром властей всех рангов и, в тоже время, убедительно показывает «как обитатели и этого ужасного мира, эти искалеченные, темные, порой безумные люди, подобно всем нам, способны не только ненавидеть, но и страстно, глубоко любить, падать, но и подниматься, жаждать света и правды и не меньше нас страдать от всего, что стоит преградой на пути к человеческому счастью».
    В Петербург Якубовичу разрешили вернуться только в 1903 году, где он присоединился к Владимиру Короленко, который в то время редактировал беллетристический отдел «Русского богатства». Но беллетристикой ограничиться не смог, ввязался в события 1905 года и снова – правда, на этот раз ненадолго – оказался за решеткой, в Крестах. Откликнулся на Кровавое воскресенье стихотворением «Красный снег», ставшим широко известным в советское время.   Литературная судьба П. Якубовича сложилась также трагически. Имя его не могло появляться в печать, как имя «государственного преступника» и поэтому он прибегал к нескольким псевдонимам. Как поэт, Якубович был известен под буквами П.Я., как критик – П. Гриневич, как прозаик – Л. Мельшин. Говоря об испытаниях, выпавших на долю писателей России,  М. Горький писал: «Бросают в Сибирь на каторгу просто людей, а из Сибири, из каторги выходят Достоевские, Короленко, Мельшины, - десятки и сотни красиво выкованных душ  Как  все народники,  капиталистический и социалистический путь  считал неприемлемым, веря в особый путь России….      С этой верой и умер. Похоронили Петра Якубовича на Волковском кладбища, недалеко от  могилы Тургенева.
   Сын П. Ф. Якубовича — литературовед-пушкинист Дмитрий Петрович Якубович (1897-1940);
    
    Прим. *Акатуйская каторжная тюрьма — существовала с 1832 года по 1917 год в 625 км от Читы при Акатуйском руднике Нерчинского горнозаводского округа, в с. Акатуй. Ныне село Новый Акатуй. «Проклятый Акатуй! И благо тому, кто убежит его когтей, высасывающих 

Комментариев нет:

Отправить комментарий