Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 3 октября 2013 г.

Мария Аркадьевна Столыпина

 

Мария родилась 9 октября 1819 года. Мария — старшая дочь декабриста и литератора Аркадия Алексеевича Столыпина, родного брата Е. А. Арсеньевой, бабушки Лермонтова. По матери — Вере Николаевне — была внучкой адмирала Н. С. Мордвинова и красавицы англичанки Генриетты Коблей. С детства Марию окружали интересные люди, которые дружили с её отцом и дедом: Н. М. Карамзин, В. К. Кюхельбекер, А. С. Грибоедов, К. Ф. Рылеев, М. М. Сперанский. 
У Столыпиных было три дочери и четыре сына, один из них Алексей (1816—1858), прозванный в обществе «Монго», первый красавец Петербурга, был близким приятелем М. Ю. Лермонтова с детства и служил с ним в лейб-гвардии гусарском полку.
    Марии было шесть лет, когда 7 мая 1825 года внезапно умер её отец. Поэт Рылеев, чтобы поддержать её мать, молодую вдову, в своём стихотворении «Вере Николаевне Столыпиной» писал:
              Не отравляй души тоскою, //Не убивай себя: ты мать;
             Священный долг перед тобою //Прекрасных чад образовать.
Вера Николаевна осталась с семерыми детьми; старшему сыну Николаю было 9 лет, а младшей дочери Екатерине всего 8 месяцев. Зимой она с детьми жила в Петербурге, а летом на даче близ Петергофа у отца. В августе 1832 года там впервые Мария Аркадьевна увидела своего двоюродного племянника М. Ю. Лермонтова (ему было 18 лет), только что приехавшего из Москвы с бабушкой Е. А. Арсеньевой.
Марии было четырнадцать лет, когда умерла мать. Её тётка Надежда Николаевна Мордвинова (1789—1882) вспоминала:
"Сестра Вера Николаевна занемогла нервической горячкой, и после двухнедельной болезни мы её лишились 4-го января 1834 года. Смерть сестры поразила матушку. Горестна была эта потеря и для всех нас; единственным утешением матушки было воспитание сирот сестры моей при себе. Они и переехали все к нам."
    Мордвиновы дали внукам превосходное образование. Дед был особенно нежен с внучками: мальчиков, он считал, не надо баловать. Детям разрешалось свободно играть и веселиться, их редко наказывали. Им прививали любовь к литературе, музыке и живописи; с детства приучали к чистописанию, особенно на русском языке; заставляли вести ежедневно журнал, впоследствии Мария Аркадьевна на протяжении всей своей сознательной жизни вела дневник и путевые заметки. Позже Павел Вяземский, не любивший мордвиновские порядки, говорил, что отличительной чертой этого дома была чистота, которая носила особый характер. Любой предмет, не имеющий практического использования, был лишним. Но в этом доме всегда могли найти приют и художники, и поэты, и музыканты. В трёхэтажном каменном особняке на углу Театральной площади и Никольской улицы бывали С. Т. Аксаков, А. Ф. Воейков, А. С. Шишков, Г. Г. Кушелев, В. А. Жуковский и многие другие. В этой атмосфере, под присмотром Аграфены Васильевны Кофтыревой, выпускницы Смольного института и приятельницы Надежды Мордвиновой, Мария жила до своего замужества.
   Все Столыпины отличались выдающейся красотой. От отца Мария унаследовала высокий рост, а от бабушки-англичанки — стать. Современник писал о ней:
"Не запомню красоты, подобной её. Это была прекраснейшая мраморная статуя величайшего из художников, оживленная изящным сочетанием грации и величия, спокойствия и сердечности, на которой улыбка всегда сливалась с кротким и ласковым взглядом. Её наружность напоминала двух женщин: величественную королеву средних веков и библейскую женщину, покорную и святую… её появление приносило в комнату точно луч света; она садилась, светлая и спокойная, и около неё установлялась ясная погода, веяло миром прекрасной души и чистой, как у младенца, совести …"
И.А. Бек
Появившись в свете, Мария Столыпина сразу обратила на себя внимание высочайшего двора. Ей было предложено стать фрейлиной. Однако, адмирал Мордвинов решил поскорее выдать её замуж. Позже, в марте 1839 года, Мордвинов очень неохотно дал своё согласие на назначение фрейлиной к великой княжне Александре младшей внучки, красавицы Веры Столыпиной (1821—1853). Вначале её отпускали во дворец только днём, с тем, чтобы она каждый вечер возвращалась к дедушке с бабушкой. Потом ей всё же пришлось переселиться во дворец. О том, как происходило сватовство, записал со слов самой Марии Аркадьевны её зять граф С. Д. Шереметев:" Будущего жениха своего она не знала. Бывал он в доме Мордвиновых, где его любили, но она никогда о нём не думала. Ей было едва 17 лет, и сидела ещё она за уроками, когда прислали ей сказать, что её зовёт Генриетта Александровна Мордвинова, которая тут же и объявила ей, что она должна выйти замуж за избранного ею жениха И. А. Бека. Марья Аркадьевна растерялась, чуть ли не заплакала и не сразу поняла, в чём дело. Жениха представили, возражений не допустили, и свадьба состоялась."
В 1837 году Мария Столыпина стала женой богатого помещика Ивана Александровича Бека (1807—1842). Посаженой матерью на свадьбе была бабушка М. Ю. Лермонтова, Елизавета Алексеевна Арсеньева.
    И. А. Бек служил в Коллегии иностранных дел, состоял на дипломатической службе при нашей миссии в Голландии, одновременно с князем Вяземским, который после женился на его вдове; занимал должность секретаря особой экспедиции Департамента внешних сношений и чиновника особых поручений Азиатского департамента Министерства иностранных дел. Он был одарённым человеком, занимался живописью и музыкой. Был поэтом (писал стихи о любви), одним из первых переводчиков на русский язык «Фауста» И.-В. Гёте. В 1827 году И. А. Бек сблизился в Дрездене с А. И. Тургеневым, который считал его стихотворения талантливыми. Современники отмечали его мастерство и владение поэтическим языком. Был дружен со слепым поэтом И. И. Козловым.
Мария и Вера
  Брак Марии Аркадьевны был недолгим и не принёс ей особого счастья. Муж заболел, он внезапно сошёл с ума, что проявилось резко и бурно. Не справившись с тяжким недугом, он умер 23 апреля 1842 года, похоронен в Александро-Невской лавре, на Лазаревском кладбище. Мария Аркадьевна осталась с двумя малолетними дочерьми — Марией и Верой. Обе дочери унаследовали от отца склонность к поэзии и искусству. Овдовев, 23-летняя Марии Аркадьевна вернулась в дом адмирала Мордвинова. К ней была представлена Аграфена Кофтырева для помощи в воспитании детей. После смерти мужа Мария Аркадьевна наследовала крупное состояние, вместе с богатым приданым, полученным от родителей, это составило крупный капитал. Она вела привычную светскую жизнь, бывала на придворных и частных балах. В мае 1847 года она с малолетними дочерьми выехала за границу, для посещения Константинополя, где жила её сестра Вера с мужем князем Д. Ф. Голицыным, служившим при русской миссии. Там Мария Аркадьевна встретила князя Павла Петровича Вяземского, служившего помощником секретаря по линии Азиатского департамента Министерства иностранных дел; сына поэта и критика П. А. Вяземского.
Знакомые и друзья молодого князя по Константинополю отмечали обширность его интересов, эрудицию и великолепные знания в области истории, филологии, литературы. В свободное время от службы он с удовольствием знакомился с окрестностями, совершая пешие прогулки вместе с Марией Аркадьевной. Встречи, посещение исторических мест способствовали стремительному развитию их отношений. Вскоре, к великому неудовольствию семьи Мордвиновых, Мария Аркадьевна стала его невестой. С большой любовью и нежностью Павел Петрович дарил «своему солнцу», так он называл Марию, книги, сувениры. Он заочно, в письмах, познакомил своих родителей с ней. Позже Петр Андреевич уверился, что выбор сына был удачным и, сообщая В. А. Жуковскому о женитьбе сына, писал:"Она красавица, лицом и душою благонравная, благочестивая".
Венчание Марии Бек с Павлом Вяземским
  Павел Вяземский и Мария Бек обвенчались в Константинополе 17 октября 1848 года. К этому счастливому событию были заказаны печатки и кольца по эскизам князя, а также медали из обожжённой глины с изображением Аполлона Кифареда, одного из важнейших божеств олимпийской религии, изображённого играющим на кифаре. Красавице жене Вяземский посвятил перевод с немецкого стихотворения Г.Гейне «Цветок лотоса».
После свадьбы супруги поселились в русском посольстве в Буюк-Дере, недалеко от Константинополя. Из окон дома открывался превосходный вид на Босфор, а при доме был великолепный сад. Там, в 1849 году, родился их первый ребёнок, дочь Екатерина. Вяземский стал отцом для Веры и Марии Бек. Он преподавал им науки и развивал их врождённую склонность к искусству. Сестры были очень дружны и во многом сходились. Послужной список дипломата и чиновника князя Вяземского весьма обширен. В декабре 1850 года он был переведен младшим секретарём в Гаагу, позднее служил в Карлсруэ и Вене. В 1857 году Вяземские вернулись в Петербург, Павел Петрович заступил на новую должность, а Мария Аркадьевна была пожалована фрейлиной к императрице Марии Александровне, которая была к ней очень привязана. Младшие дочери Вяземских — Екатерина и Александра — дружили и обучались с княжной Марией. Летние месяцы и теплую осень года семья проводили в своём имение Остафьево, а зимой жила в Петербурге. В имении Павел Петрович разбирал архив предков и библиотеку отца и деда, описывал многочисленные остафьевские коллекции. Там он создал настоящий музей. Мария Аркадьевна занималась хозяйственными делами и просвещением крестьянских детей — именно на её средства и при её участии в Остафьеве в 1867 году была построена школа.
Граф С. Д. Шереметев так описывает остафьевский быт:
"У княгини Марии Аркадьевны был свой особенный мир – резко разграниченный. С портретами семьи Мордвиновых соединялись константинопольские и баденские воспоминания, сливавшиеся с отражениями Зимнего дворца. То был уголок двора императрицы Марии Александровны, имевший свой определённый отпечаток и потому далеко не без личный. Письменный стол её не был заброшен, и среди много численной переписки всего чаще встречалось имя Nancy (А. Н. Мальцевой , урождённой кн. Урусовой). И тут же в двух шагах, но в стороне от всего и от текущей жизни Остафьева, сохранилась комната с большим окном в сад, перед которым стоял письменный стол А. С. Пушкина. Здесь сохранился отпечаток чего –то давно отошедшего, но полного особой привлекательной силы. То была комната Карамзина, в которой он писал свою «Историю Государства Российского".
Жизнь Марии Аркадьевны текла неторопливо, старшие дочери выросли и вышли замуж по любви: Мария Ивановна — в 1857 году за кавалергарда графа Ламсдорфа, а Вера Ивановна в 1859 году за князя Д. С. Горчакова. Однако семейная жизнь Марии Ивановны сложилась несчастливо — граф Ламсдорф в семье был тираном, разлад между супругами был полный. Мария Ивановна уехала за границу, где в 1866 году скоропостижно умерла, вдали от родных. Мария Аркадьевна к дочери приехать не успела.
Мария Вяземская
В 1870-х годах Мария Аркадьевна жила за границей в Германии, Швейцарии, Франции. В 1874 году была пожалована в гофмейстерины к великой княгине Марии Павловне. Она долго не решалась принять эту должность, но ради сына и младшей дочери согласилась. Во мнении света княгиня Вяземская имела большой вес. Её имя вместе с графиней де Мойра и княгиней Гагариной, фигурировало в «истории с тремя дамами», когда в 1880 году император Александр II обратился именно к ним, чтобы они первыми из придворных дам нанесли визиты княгине Юрьевской.
Задушевная приятельница Марии Аркадьевны, фрейлина А. А. Толстая, характеризовала её, как человека страстного в своих чувствах, верного и прямолинейного. Л. Н. Толстой называл Вяземскую «прелестной представительницей русских женщин».
    Мария Аркадьевна уделяла большое внимание благотворительной деятельности по линии Российского общества Красного Креста. И за успешную работу была награждена знаком отличия Красного Креста и избрана «председательницей Дамского лазаретного комитета». 
В 1888 году, в день св. апостолов Петра и Павла — день ангела князя, Павел Петрович Вяземский скончался. В одном из некрологов говорилось, что скончался один из образованнейших русских людей. Мария Аркадьева умерла через год в Тифлисе от сердечного приступа и была похоронена в Петербурге рядом с мужем на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.
                Источник: сайт «Дивный Ангел. Женские образы прошлого»

2 комментария: