Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 12 июня 2014 г.

Звуки далекого детства

 
Нет не те, что записаны  на граммофонные пластинки начала 20 столетия, а другие, совершенно забытые звуки, которые  нет-нет, да и  всплывают из глубин памяти,  пробуждая воспоминания о людях и событиях; звуки прошлого,  воспоминание о которых щемит сердце.
 Молочница
Рано утром в квартале, где мы жили разносились   крики  с растянутыми гласными звуками, сзывающие  женщин: "Ка-тык,  ма-ло-ко..." - так по утрам зазывали покупателей  разносчицы кисломолочных продуктов в Башкирском городке Туймазы.
Женщины-молочницы носили на коромысле по  два ведра: в одном было  свежее(еще теплое)  молоко, в другом катык. /Очень вкусный и полезный кисломолочный напиток, катык  получали путем сквашивания молока, но в отличии от простокваши - добавлением закваски в прокипяченное коровье молоко./ Это были  60-тые, время когда мы жили на первом этаже двухэтажного дома по улице Пугачева. Дом этот стоит и сегодня, и как полвека назад живет в нем  тетя Настя –наша соседка по площадке Анастасия Пастухова. Летом 2009 года, когда мы пили чай и вспоминали общих знакомых с тетей Настей из  открытого во двор окна, как  из далеко детства послышалось до боли знакомое: «Ка-тык, мо-ло-ко ..», а через время: «Настя молоко бери…».
Точильщик
появлялся позже и громко зазывая: «Точи-и-ть ножи-ножницы!» подходил к одному из домов  неся на плечах точильный станок с круглыми точильными камнями. Камни  были разного диаметра и разной зернистости – от крупной для топоров до мелкой для ножниц. Хозяйки, как правило, тут же выходили из дверей подъезда, неся кухонные ножи, ножи от мясорубок, ножницы. Мужик- точильщик ставил станок на землю, надевал фартук, раскручивал ногой педаль привода и начинал работу. В руках мастер держал затачиваемый нож, а  ногой давил на педаль, как в  ножной  швейной  машинке. Мы, ребятня, крутились рядом. Это было интересное зрелище – тонко звенела сталь ножей,  летели снопы искр. Мастер работал сноровисто и ловко, проверяя большим пальцем остроту ножа . По готовности раздавал хозяйкам острые, как новые, ножи и получал плату.
Старьёвщик.
Тряпки в послевоенное время никто не выбрасывал. Расползающуюся рубаху чинили много раз, носки штопали, вконец заношенное пальто перелицовывали.  Когда ткань становилась совсем уж ветхой    пускали на тряпки. Во времена послевоенной нищеты и дефицита никто ничего не выбрасывал – всё шло в дело и на помойку попадало в совсем уж в непригодном для дальнейшей переработки виде.  По городу ездил  старьёвщики на запряжённой в телегу лошади.   За тряпьё, старую  неоднократно чиненую обувь и  макулатуру  могли заплатить – но расценки были не очень ... Гораздо привлекательнее, для нас пацанов, были игрушки. В магазинах таких игрушек не было. На старье мы  выменивали   хлопушки, сахарные петушки, мячи на резинки, глиняные свистульки и много другого интересного для нас, пацанов, товара …   
Жестянщик.
Кроме точильщиков и старьевщиков,  ходили мастеровые-жестянщики. Помню их зазывной, произносимый скороговоркой, крик: « Тазы, кастрюли чинить, ведё-о-рки починять!» Почти всегда в каждом дворе находилось то, что требует ремонта.
 Жестянщик  надевал фартук, садился на табурет, ставил перед собой «верстачок», доставал инструмент и работа закипала. Очень ловко мастер латал дырки в посуде , менял прохудившееся дно ведра или кастрюли на новое…  Приделывал он также и оторванные ручки кастрюль.

 Было еще множества людей разных профессий, которые легко заменяли быткомбинаты бывшего СССР  и современный  сервис. Главное достоинство мастеров из недалеко прошлого:
они сами приходили к нам - «заказчикам»,
качество и,
 что на мой взгляд главное – у каждой профессии было свой тип –
тип МАСТЕРА СВОЕГО ДЕЛА …


Комментариев нет:

Отправить комментарий