Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 10 апреля 2014 г.

Казнь трех певцов народных дум

 
"Широким пламенем кровавого пожарища осветила Украину Колиивщина; но оно вспыхнуло на мгновенье и так же быстро потухло, точнее потушено было. Черными тучами зверства, ужасов и смерти покрывали ее и соседнюю Волынь в течении 4-х лет расправа и суд над участниками народного восстания 1768 года. С лишним четыре года их предавали самым невероятным мучительным вазням, – четвертовали, на кол сажали, сдирали полосами и всю в раз кожу, солью посыпали и вновь ее надевали, отрезали на перекрест руку и ногу, или только уши, и так в свет пускаля, жгли железом и смолою, словом: катовали Украину, по выражению народного певца. Вытерпела многострадальная!
    Почти все народы, переживая героический период, имели своих рапсодов, бардов, баянов, в душе которых были, так сказать, конденсированы все помыслы и желания народа. Такими певцами являются по большей части слепые старики, в силу уже этой особенности способные к большей сосредоточенности, к более глубокому мышлению, восприятию и прочувствованию совершающегося на белом свете, увидеть которого им не суждено. Выбирая из жизни нескольких современных им поколений более выдающиеся факты, эти седовласые певцы складывают под звуки какого-нибудь музыкального инструмента те эпопеи, которые переходят потом по наследству к внукам и правнукам так, как некоторые из подобных песней были восприняты ими самими от отцов и дедов. Народ смотрит на них, как на «людей Божьих», с любовью и благоговением; слушающий их думы и песни и сам задумывается, а под час и до слез растроганный слышит в их голосе будто собственную песню про свое тяжкое горе или полное славы прошлое своего народа, и по неволе, сам того не замечая, воспитывается в духе отцов. Такое значение и такое влияние имели в свое время индийские певцы с биною, татарские с бзурою, греческие рапсоды с пандурою, сербские «слепачки пьеваци», великорусские сказатели былин, древне-славянские баяны с гуслями, наши кобзари с бандурою. С незапамятных времен по обоим берегам Днепра раздавались звуки многострунной бандуры, без которой немыслима была для южно-русса и самая жизнь: в дни ли шумных семейных радостей, в уединенном ли уголке его пасеки, или в открытом поле, накануне битвы с врагом. Вещий певец сопровождает Игоря Святославича в его трудном походе на половцев; кобзарь – непременный член запорожского «товариства»; бандуристы сопровождали и гайдамацкие ватаги.
    В гайдамацких ватагах бандуристы были облагораживающим элементом: они поднимали чувство самосознания как личности, так и всего, народа, вносили в дело кровавой борьбы высшие начала Божия суда и правды, чувства героизма, любви к родине, высшей рыцарской чести, выразителями которых они и были в период казачества. Народ, слушая их думы и песни о прежних воителях за веру отцов, за землю и речь родную, не мог. не возвышаться до той мысли, что и он восстал не из одного чувства мести и борьбы за существование, но за веру поруганную и попранную свободу. Бандуристы вдыхали в восставших мужество и отвагу, поддерживали бодрость духа, заставляли не дорожить жизнью, но только свободою, с презрением смотреть на смерть и все ее ужасы. Их значение понимали должно быть и те, которые творили суд над восставшими: этим и объясняется отчасти строгость коденского суда относительно тех трех бандуристов, которые захвачены были во время всеобщей ловли гайдамак и о казни которых мы на этот раз хотим сказать. История их смерти не многословна, как и всех судившихся в коденском судилище»
     На странице 497 коденской книги записан следующий обвинительный акт 2-го января 1770 г. «Прокоп Скряга бандурист. из Остапова. Этот навел (naprowadzil) донских казаков (doncow) на грабеж пана Спендовского и сам его вязал, и бил, и грабил». Сознался ли обвиняемый в взводимом на него преступлении, была ли его виновность доказана свидетельскими показаниями, не известно; только против этих трех строчек стоит. еще более краткий вердикт: ten ma byc sciety (этот должен быть обезглавлен), а на странице 604, в поименном списке. казненных, значится, что Прокоп Скряга купно с четырьмя [165] другими за проступки (ехсеssа) гайдамацкие обезглавлен того же дня, т. е. 2 января 1770 года. – Коротко и ясно.
      На странице 491 той-же книги записано: «Михайло Сокового зять из села Шаржиполя, конельского имения 1, обвиняется в грабеже местечка Цыбулева вместе с гайдамаками; в этом он не сознается, а признает только то, что его взяли (гайдамаки) в Цыбулев с тем, чтобы им играл на бандуре. Он им и играл, за что получил от них жилет и брюки барские (kamizelke i spodnie szlacheckie), которые были узнаны и отняты у него паном Долинским, как принадлежавшие этому последнему. Ни в грабеже, ни в убийстве двух евреев, которых при нем убили гайдамаки, не сознается; он даже не пособлял им в этом, но только играл, они же сами при нем грабили и двух жидов до смерти убили». Это самовольное присвоение шляхецких брюк и жилета повлекло за собою приговор: «ten winien smierci (этот достоин смертной казни) 18 января 1770 г.» – Живо и игриво.
    Подобная же резолюция, неделю спустя, написана судилищем еще одному бандуристу. На странице 449 читаем: «Василий Варченко перешел из Звенигородки в Казацкую Долину 2), откуда пошел с ватажком Ремезою и ходил с этим последним в Водяники, Кобылячки и Попуринцы, ktorym (гайдамакам) na bandurze grywal». И этот гайдамацкий кобзарь 26-го января 1770 года, вместе с другими двадцатью двумя «ризунами», был приговорен к смертной казни!"
     Источник: КОДЕНСКАЯ КНИГА (, сборник допросов, справок, протоколов и решений суда над гайдамаками с 1769 по 1772г.) http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVIII/17601780/Koliivsina/Koden_kniga/text.htm

Комментариев нет:

Отправить комментарий