Общее·количество·просмотров·страницы

пятница, 22 марта 2013 г.

Убийство в Венеции


«Героиня» этого уголовного дела -  киевлянка Мария Николаевна Тарновская, неординарная женщина, чья кровь течёт в потомках известного в Российской империи славного рода Тарновских из Качановки. Процесс Тарновской (1910 г.) стал мировой сенсацией, её биография была переведена на все важнейшие европейские языки, её фотографии переполняли иллюстрированные журналы, о ней написаны книги, невероятное множество статей. На театральных сценах ставились пьесы из её жизни.
    Итак, Мария О'Рурк, дочь графа Николая Морицевича О'Рурка, чьи предки состояли в родстве с ирландскими потомками Стюартов,
родилась в июне 1877 года. С Россией О'Рурки были связаны с XVIII века. Мать Марии - Екатерина Петровна - была дочерью Петра Дмитриевича Селецкого. Домашние, а потом и в обществе, девочку называли «Манюней». Живость характера и обаяние привлекали к худощавой, высокой, гибкой аристократке множество поклонников.
  Был в их числе и Василий Васильевич Тарновский - самый младший. Факт давнего знакомства двух семей, о чём упоминал дедушка Марии, заставляет предположить, что обе стороны знали о всех «скелетах в шкафу», о всех недостатках и достоинствах каждой семьи - иначе почему так противились предстоящему браку? Отец «Васюка» (домашнее прозвище жениха Манюни), знаменитый меценат и коллекционер Василий Васильевич Тарновский-младший, собрал в своём родовом имении Качановке на Черниговщине бесценное собрание предметов украинской старины, которые стали украшением нескольких современных украинских музеев.
   Красивый, но легкомысленный Васюк обладал музыкальным слухом и некоторыми вокальными данными. Если верить одному из его потомков, то пел он и в России, в одно время с Леонидом Собиновым, и в Европе, в лучших европейских оперных театрах под разными псевдонимами, один из которых - Снежков.. По другим источникам, разбалованный отцом Васюк сорил деньгами и увлекался женщинами, заводя бесчисленные романы.
   Заключение брака, по причине отказа в родительском благословении с обеих сторон, было обставлено очень романтично - с похищением невесты и венчанием в деревенской церкви под Киевом. Поставленные перед фактом, отцы всё же брак благословили, и молодой паре предстояло жить у Тарновских, в том числе, в знаменитой Качановке. Несмотря на бурную светскую жизнь, в 1897 году у них родился сын - тоже Василий, через два года - дочь Татьяна. Но дела мецената В. В. Тарновского пришли в упадок, в 1897 году Качановка была продана, а в 1899 году глава семейства умер. Молодая пара лишилась прежних финансовых возможностей для привычной жизни на широкую ногу.
  Васюк начал пить, а Мария… Мария обратила взоры на других мужчин, добивавшихся её благосклонности и могущих удовлетворить её денежные запросы. Говорили, что брат Васюка, Пётр Тарновский, покончил жизнь самоубийством из-за красивой жены брата, заинтересованной в смерти лишнего наследника и подталкивающей незадачливого влюблённого родственника к этому самоубийству. Супруги окунулись в бесчисленные романы, а Марию вскоре перестали принимать в приличных домах.
  События 1904–1905 годов стоили жизни двум её поклонникам. Одного из них, Боржевского, в припадке ревности ранил из револьвера Васюк, но суд присяжных оправдал Василия Тарновского. Любовник Манюни скончался от последствий ранения, поскольку, не долечившись, уехал в Крым, где отдыхала возлюбленная. Другой - Владимир Шталь - застрелился от несчастной любви.
   Манюня стала хлопотать о разводе, поручив ведение дела знакомому адвокату - москвичу Донату Прилукову. Обременённый семьёй человек, имеющий хорошую адвокатскую практику, Прилуков влюбился в Тарновскую, бросил жену и детей, пробовал даже отравиться, но, в конце концов, уехал с Манюней за границу. Около 80 тысяч рублей, доверенных ему клиентами, дали им возможность несколько месяцев пожить на широкую ногу, но  они быстро иссякли. И тогда Прилуков вместе с Тарновской разработал, казалось, идеальный план преступления…
    Манюня считала графа Павла Комаровского достаточно богатым человеком и заинтересовалась им, узнав, что он неожиданно овдовел. По просьбе Манюни влюблённый в неё Комаровский застраховал свою жизнь в её пользу на 500 тысяч франков.  В мае 1907 года граф познакомил Марию в Орле со своим молодым другом - секретарём канцелярии губернатора Николаем Наумовым. Неуравновешенный, склонный к алкоголю и всецело подпавший под влияние Тарновской 23-летний Наумов стал орудием в разработанном плане убийства Комаровского. Тот отдыхал в Венеции. Наумов сел в вагон первого класса с небольшим чемоданом в руках, в котором хранился пистолет. Поездка в Италию должна была занять четыре дня. А после убийства Комаровского Наумов должен был уничтожить все документы и немедленно скрыться в Швейцарии. Сама же Тарновская приехала в Италию чуть позже.
   Утром 4 сентября 1907 года Николай появляется на пороге графского дома, расположенного на площади campo Santa Maria del Giglio. Прислуге он представляется русским другом хозяина. Когда Павел Камаровский вышел навстречу гостю, Наумов выстрелил в него в упор со словами: «Вы не должны жениться на графине!».
    Раненого графа поместили в венецианскую больницу «Ospedale». Косвенной причиной его смерти, наступившей 8 сентября, стал, возможно, итальянский судебный следователь Педрацци, который вёл многочасовые допросы Комаровского. Когда арестованный Наумов узнал от следователей об истинных мотивах убийства, он сознался и назвал имя заказчицы. Тарновская и Прилуков были задержаны в Вене при попытке получить деньги по страховке. Следствие тянулось более двух лет, и громкий судебный процесс состоялся в Венеции лишь весной 1910-го. На скамье подсудимых оказались Наумов, Прилуков, Тарновская и её камеристка Элиза Перье, посвящённая во все замыслы госпожи.
   Зал суда напоминал театр в день долгожданной премьеры. В Венецию съехались сотни журналистов. Итальянцы прозвали Марию angelo nero («Чёрный ангeл»). Тарновская защищалась изобретательно, изображая себя игрушкой в хитросплетениях чужих страстей. Рассказывали, что во время судебного процесса в Венеции ежедневно меняли карабинеров, сопровождавших графиню в суд - из боязни, что и на них подействует магия «Чёрного ангела».
  Во время судебного процесса в Венеции Мария Николаевна говорила адвокату:
"В суде, когда я спокойна, меня называют циничной; если бы я плакала и теряла самообладание, мои слёзы назвали бы крокодиловыми. Никто не подозревает, что я переживаю. Разве я в самом деле авантюристка, преступница, убийца, какой меня изображают?.. Если я не являюсь конкуренткой на приз за добродетель, то все, по крайней мере, убедятся, что я больная слабая женщина, а не мегера и демоническая натура…"
    Суд не поддался на уловки обвиняемых и их адвокатов - от наказания освободили лишь одну Перье. Тарновскую же осудили на восемь лет исправительных работ в Венеции, на соляных промыслах. Кара могла быть и более суровой, но подсудимых признали виновными не в убийстве, а в покушении на убийство, посчитав, что Комаровский умер в результате неудачного лечения. В Киеве о Тарновской ещё долго не забывали. В газете «Южная копейка» даже печатали из номера в номер роман о ней.
    После революции её муж Васюк (Василий Тарновский) эмигрировал. Что же касается дальнейшей судьбы Марии Николаевны, то, согласно одной из версий, в неё заочно влюбился некий американский миллионер, и после того как она отбыла наказание, будто бы женился на ней и увез жену в Штаты. По другой - во Франции, в 1921 году, ею увлекся один американский офицер, с которым они вместе отправились в Южную Америку. Якобы там она прожила всю оставшуюся жизнь и умерла в возрасте семидесяти лет, забытая всеми.

Комментариев нет:

Отправить комментарий