Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 8 декабря 2013 г.

С. Буров « …родичи с малой родины дедушки и бабушки - Варвы ...»


"Помнится в дедушкином доме, кроме домочадцев – дочерей, зятьев, внуков постоянно кто-то присутствовал из гостей. Не из тех, что покалякав и испив чаю, удалялись восвояси, а тех, кто, придя или приехав, ночевал две – три, а то  и более ночей, становился на время как бы членом семейства.  Гости присутствовали почти беспрерывно, они сменяли друг друга осенью, зимой, весной и особенно летом. Это были многочисленные родичи с малой родины дедушки и бабушки -  села Варвы, одного из древнейших поселений Черниговщины,
вдова дедушкиного брата и ее дети из пригородного Володарска, двоюродная сестра папы с сынишкой  из Ленинграда, первая жена папиного дядьки — почти ровесника ему – молдаванка тетя Муся, и вторая жена с двумя сыновьями от первого брака и дочкой от дядьки из Сталино, старинные друзья – семья рыбаков из Безыменного. Визиты эти были, как правило, неожиданны.

«Зимними» гостями были родственники из Варвы. Поскольку для крестьян вообще, а тем более для колхозников, лишь пара недель в один из зимних месяцев были доступны для отдыха. Всех больше запомнилась бабушкина двоюродная племянница – тетка Марина. Она была чернява волосами и очами, но белолица и румяна. Шею ее украшали несколько рядов бус из стеклянных разноцветных шариков, которые она называла кораллами. С тех пор при упоминании слова «коралл» вспоминаются не скелеты полипов из теплых южных морей, а бусы тетки Марины. После обмена троекратными поцелуями с бабушкой и сестрами, тетка Марина начинала скороговоркой передавать приветы от многочисленных близких и дальних родственников, попутно сообщая о житье-бытье каждого из них.  Вставить хотя бы одно слово в поток ее приветов было совершенно невозможно.

В то время, когда гостья сообщала новости из Варвы, а затем распаковывала поклажу – торбы с сушеными грушами и яблоками, табаком-самосадом и завязанными в веночки чесночинами, предназначенные частью для даров хозяевам, а остальное для продажи на базаре, чтобы оправдать расходы на поездку, женская половина семьи уже хлопотала у печки. Наконец борщ, заправленный старым салом и чесноком, был готов, куски сулы, — азовской рыбы в ту далекую эпоху, предназначавшуюся для скромных обедов, -  дожаривались на сковородке, и все садились за большой дубовый стол. В граненые стаканчики заполнялись вишневой наливкой, трапеза начиналась.

После застолья тетка Марина, прикрыв глаза, начинала   тихонько петь: «Повій,  вітре, на ВкраЇну, де покинув я дівчину…». Ей начинали подпевать постепенно крепнувшими голосами женщины. Пение прерывалось рыданиями бабушки. Бабушка к тому времени жила в Мариуполе более сорока лет, но город этот Украиной не считала, хотя ее окружало много земляков-украинцев. Для нее Украиной была там, на хуторе Рудой близ Варвы, где она родилась, где прошло детство, где  она с девчатами ходила босиком в церковь в соседнее село Ладан, а черевики надевала лишь у входа в храм – обувь надо было беречь. Она рассказывала внукам, какие огромные осокори растут по берегам речек Удай и Варвицы, обещала повезти туда и показать все. Внуки взрослели, бабушка старела, и поездка так и не состоялась"...

" ...Все ушло в прошлое. Давным-давно продан дом. Почти все названные здесь гости ушли туда, откуда не возвращаются. Остались только воспоминания".
                                     Отрывки из рассказа Сергея Бурова «Гости», 2011г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий