Общее·количество·просмотров·страницы

пятница, 9 августа 2013 г.

Густынский м-рь (ярмарочный эпизод)


"Въ архивныхъ бумагахъ мы нашли свѣдѣпія о трехъ любопытныхъ ярмарочных» энизодахъ въ Г-скомъ м-рѣ, слу­чившихся въ срединѣ ХУШ в.—Первый эпизодъ хотя прямо и не относится къ м-ской жизни, но рисуетъ картину троицваго ііь Густынѣ сборища людей, причемъ на фонѣ этой картины жино видѣляются тогдашніе большіе „паны“ въ своихъ взаимныхъ отношеніяхъ. На Тройцу собиралось въ м-рѣ, кромѣ про­стого народа, много и окрестной старшины, большой и малой причемъ она размещалась, съ своими экипажами и прислугою въ монастырскомъ саду; здѣсь „паны“, ставили свои „наметы", въ которыхъ и помѣщались. Такъ было на Тройцу и въ 1734 і На этотъ разъ пріѣхали на „храмъ“ въ м-рь, между прочими, полковница Елена Антоновна „Галаганша" и жена б. тов. Сте­пана Тарновскаго, Агафья Степановна. Обѣ эти „паніи“ за­нимали общественное ноложеніе далеко неравное. Полковница и по рангу мужа и но богатству, конечно, должна была пер­венствовать среди монастырскихъ гостей. Тарновская же, и па скромному чину мужа и по его довольно ограниченнымъ до­статкам стояла гораздо ниже. Но за то Тарновская была ро­довитая "пани": это была дочь генер. есаула Буговича, внука Черниговскаго полковника Якова Бондратьевича Ливогуба и тетка тогдашняго генер. обознаго Якова Ефимовича Лизогуба...
А полковница „Галаганша", по происхожденію, была дочь Кіев- каго мѣщанина Тадрины, хотя человѣка и замѣтнаго, но все же только мѣгцанива; при этомъ, и первый музкъ ея былъ только Кіепскій бурмистръ. Значитъ, по родовитости Тарновская стояла цѣлою головою выше своей полковницы. А если къ этому при­бавить, что Агафья Степановна по характеру видимо походила на свою энергическую сестру Ульяну, то и получится въ ре­зультат, что, встрѣтившись на пути съ Галаганшею, Тарнов­ская—едва ли могла уступить ей дорогу... Такъ оно и случи­лось вь Густыиѣ, на Тройцу, въ 1784 г., на виду у многочи­сленная народнаго сборища. Дѣло въ томъ, что какъ только кончилась вь этотъ день обѣдня, тогдашній игуменъ Леопольскій поспѣшилъ послать своего келейника къ полковницѣ—про­сить ее въ игуменскія кельи, конечно, на учту". Случилось, что полковница стояла „своимъ обозомъ" недалеко отъ такого же „обоза" Тарновской. Кромѣ полковницы, конечно приглашены были игуменомъ и другія почетный лица, но въ число ихъ Тар­новская не попала: вѣроятно, игуменъ зналъ, что „Галаганша" съ Тарновсвою встрѣчаться не желала... Приглашенная игуме­номъ полковница и направилась къ его кельямъ, въ сопрово­жден цѣлой „компаніи", тоже приглашенныхъ игуменомъ лицъ. Но при этомъ „компапія" должна была проходить по дорогѣ— какъ разъ мимо „обоэа Тарновской... Последняя 'воспользова­лась хорошимъ случаемъ публично сконфузить вельможную панию... Сдѣлать это было легко: стоило только поставить свою „колясу" и лошадей на дорогѣ, по которой должна была идти „компанія" съ полковницей во главѣ. Тарновская такъ и сдѣ- лала, какъ только замѣтила послѣднюю.—Увидѣвъ заставлен­ную дорогу, игуменскій посланецъ приказалъ было служителямъ Тарновской—"дать дорогу", но тѣ стояли на мѣстѣ, и—при­нуждена была „пани полковниковая съ компаніей“ обходить колясу Тарновской—„бурьяяомъ и ямами"... На возвратномъ пути, когда полковница шла отъ игумена въ свой „наметъ", повторилась таже исторія: снова полковница должна была „обхо­дить не только „колясу Тарновской, но „и ея служителей. Несомнѣнно, жена полковника была сильно оскорблена и притомъ предъ толпою народа... На это оскорбленіе она жаловалась (вѣ- роятно Глуховскимъ властямъ); произведено было разслѣдованіе, при чемч. допрошен» были и монахи. По ихъ показаніямь нами и разсказанъ здѣсь этотъ эпизодъ, въ свое время бывшій предметомъ живѣйшихъ толковъ въ Прилуччинѣ, которая, не любя Гадагановъ, радовалась, что ихъ спесь была нѣсколько прини­жена, и при томь такъ "всенародно".
-------------------------------------
 Интересно, что обстоятельства ириведеинаго здѣсь случая сохранялись вь семейныхъ преданіяхъ Галагановъ и Тарновскихь— до нашего времени: намъ не разъ приходилось сіышать отъ иокой- наго В. В. Тарновскаго ({• 1899 г.) этотъ разсказъ —к&къ его пра­бабка «утерла носъ> нолковнііцѣ „Галагаишѣ".. Случай, зиачитъ, былъ для того времени чрезвычайный, если память о немъ удержа­лась и черезъ 150 лѣтъ....

                          Источник:  Киевская старина, 1901г. №12 с.406-407(копия текста)

Комментариев нет:

Отправить комментарий